Похоронные обряды христиан первых веков

 

Вашему вниманию предлагается переработанная и сокращенная вторая часть магистерской диссертации иеромонаха Николая (Летуновского) «Богословское и литургическое осмысление смерти в раннем христианстве». Работа, написанная под руководством священника Михаила Желтова и рецензированная М. С. Красовицкой, была защищена на кафедре Литургического богословия православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в 2005 году.

  1. Предварительные замечания

Как писал неизвестный автор XIX века, «обычай погребать умерших с различными религиозными церемониями и действиями есть обычай общий всем временам и народам»

В первую очередь, это выражение любви к человеку, а также уважения к умершему (это было развито особенно у римлян, которые боготворили своих умерших, в первую очередь героев).

Для христиан это было уважение к бессмертному человеческому духу. Как, например, писал блаженный Августин в трактате «О граде Божием», что не нужно пренебрегать телами умерших, «оставляя их, где придется, особенно если речь идет о телах праведников, которые были как бы сосудами Духа Святого, предназначенными для всяких добрых дел. Если отцовские одежды, кольца и иные какие-то вещи тем дороже детям, чем сильнее они любили его, то тем более не должны презираться и тела, бывшие, конечно, куда ближе и дороже покойным, нежели их одежды. Они ведь — не предметы роскоши или вещи, созданные для удобства, но принадлежат самой человеческой природе. Поэтому в том, как омываются и обряжаются тела праведников, как совершаются их торжественные выносы, сколь заботливо обставляются погребения, следует усматривать не что иное, как исполнение долга любви. Иные из них и при жизни давали распоряжения сыновьям относительно погребения и даже перенесения их тел (Быт. 47:30; 50:2, 25). И Товия, как свидетельствует о том ангел, заслужил благоволение Божие погребением мертвых (Тов. 12:12). Да и сам Господь, который должен был воскреснуть на третий день, называет добрым поступок благочестивой женщины, возлившей на члены Его драгоценное миро, тем подготовив Его к погребению (Мф. 26:10). Также с похвалой упоминаются в Евангелии те, которые позаботились снять с креста, с честью покрыть и похоронить тело Его (Ин. 19:38,39).

Все эти свидетельства не дают, конечно, указаний на то, что трупам присущи какие бы то ни было чувства, но показывают, что провидение Божие, которому угодны дела благочестия, печется и о телах умерших ради укрепления веры в воскресение.

Похороны — это свидетельство веры в бессмертие души, в воскресение из мертвых и будущую жизнь. Не случайно многие народы пытались сохранить тела неповрежденными в надежде на воскресение в этих телах и этих тел.

Обряды погребения существовали почти у всех народов, хотя с какого времени человек стал заботиться о своих мертвых, сказать трудно. Индийцы сжигали трупы и бросали их остатки в волны своей священной реки, египтяне бальзамировали и хранили тела умерших в усыпальницах (гипогеях). Греки и римляне иногда хоронили в земле, иногда сжигали, а пепел хранили в особых урнах. Жители Средней Африки выдалбливали погребальное ложе в исполинских стволах баобабов, а народы Восточной Сибири клали трупы на вершинах гор или на ветвях высоких деревьев в добычу животным и на жертву стихиям. Наконец, древние славяне, согласно летописцу Нестору, «если кто умирал, творили над ним тризну, сжигали труп, и, собравши кости, складывали их в малый сосуд и ставили на столбе, на распутье».

Кроме того, люди древности старались увековечить место захоронения. Можно вспомнить здесь о том, как греки над прахом Ахилла насыпали под стенами Илиона огромный курган, а египтяне для вечной памяти своих фараонов возвели над их саркофагами огромные пирамиды. Азиатские властелины приказывали насыпать целые горы над своим прахом, отводить реки и, вырывши себе могилу под руслом, пускали воду по прежнему течению из страха, чтобы подвластные или потомство не оскорбили прах теперь бессильного деспота.

В отношении древнехристианских погребальных обрядов можно сказать, что они являлись наследием (в первую очередь) иудейских погребальных обрядов. Многое впоследствии было переосмыслено, многим обрядам, из которых состоит погребение, был придан новый, христианский смысл. Иногда принимались и языческие обряды, к которым подходили с осторожностью, и смысл обрядов принимался совсем иной. Таким образом, нельзя говорить, что древнехристианские обряды погребения являлись чисто эклектическими (хоть и переосмысленными), много в них было своего, христианского.

Основой для погребальных обрядов христиан были слова апостола Павла: «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? /…/ Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?» (1 Кор. 6:15, 19). Тело — это не просто горстка праха, а останки героя (2 Тим. 4:7: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил»). Это жилище души, одушевленный храм, жилище Святого Духа, предназначенное к славе Воскресения.

Эти обряды во многом близки, как это было уже сказано, к иудейским. Существенная разница заключается в том, что в христианских погребальных обрядах отсутствует отчаяние, терзания и излишняя скорбь. Все проникнуто помышлениями о бессмертии и вечной жизни (1 Фес. 4:13; Рим. 6:4; 14:8; 1 Кор. 15:22, 29, 53, 2 Кор. 5:1; 2 Тим. 2:11–12). Умирающий христианин мог сказать словами апостола Павла: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2 Тим. 4:7, 8).

Сами обряды погребения можно поделить на пять составляющих:

1) Обряды, совершаемые до погребения, подготовительные;

2) Обряды, совершаемые на пути к храму или к месту упокоения;

3) Чин погребения, то есть те обряды, действия, молитвы, священнодействия, которые совершались непосредственно до самого акта погребения;

4) Акт погребения;

5) Обряды, совершаемые после акта погребения.

Теперь рассмотрим эти четыре составляющих похоронного обряда, как он совершался христианами первых веков нашей эры.

  1. Подготовительные обряды

а) Омовение и умащение благовониями

После того, как человек умирал, первое, что над ним совершали, — это закрывали глаза и рот. Затем тело омывали и умащали различными благовонными мазями или бальзамировали. Во многом это схоже с обрядами иудеев и римлян, но последние имели одну особенность. Римляне тела сжигали, и, возложив тело на костер (это совершалось ночью), они снова открывали умершему глаза и таким образом показывали ему будто бы небо. Христиане «не сжигали тел, как греки и римляне; не следовали суеверному любопытству египтян, у которых хранились оные в домах набальзамированные и открыто лежащие на ложах», а подражали в этом случае иудеям.

Попечение об умерших лежало главным образом на родственниках. Как писал святитель Иоанн Златоуст: «когда сын испустил дух, то родители, по повелению Того, Кто даровал им сына, заботятся о нем, распростирают его руки, закрывают глаза и омывают». Для мучеников родственником были все, поскольку каждый мог послужить его погребению.

Об умащении тела благовониями свидетельствуют также Дионисий Александрийский, Климент Александрийский, Тертуллиан. Кроме того нельзя путать намащение тела благовониями с бальзамированием. К примеру, египетские христиане имели обыкновение бальзамировать тела и хранить их невредимыми в песке, против чего был св. Антоний и другие епископы. В результате чего христиане перестали хоронить в песке, стали погребать в земле, но так и продолжали бальзамировать тела усопших.

Умащение тела выполняло две функции: во-первых, предохраняло тело некоторое время от разложения, а во-вторых, выражало любовь и попечительность живых об умерших. Язычники тоже намащали трупы умерших разными смолами, например миррой, но чаще всего для большей удобовозгораемости. Что касается омовения, то оно со временем приобрело христианское значение: оно обозначало символ духовной чистоты и непорочности жизни умершего.

б) Облечение в белые одежды

Затем омытое и намащенное тело усопшего христианина облекали в белые льняные одежды. Христиане, вероятно, заимствовали этот обычай от иудеев, кроме того он был освящен примером Христа, тело Которого было обвито чистым полотном (Ин. 19:40), а также Лазаря четверодневного, хотя римляне также придерживались этого обряда и обвертывали своих усопших белым саваном.

Лишение таких одежд представлялась христианам как некоторая кара для умершего за предосудительный образ жизни. Пахомий, к примеру, требует, чтобы без белых одежд оставляли монаха и провожали его таким образом до могилы, если он проводил жизнь несообразную со своим монашеским чином.

Эти одежды, как правило, состояли из рубашки (sindonium — плащаница), которая связывалась повязками крест-накрест, как пеленают младенцев, а также из головной повязки (sudarion — убрус), которая покрывала лицо и всю верхнюю часть тела до ног. К IV веку появились особые облачения для лиц, занимавших высшие гражданские должности или состоящих в высшем духовном сане. Константин Великий был погребен в дорогих царских одеждах, багрянице и диадеме.

в) Выставление тела

После того, как усопшего облачали, его полагали во гроб (ср. Лк. 7:14) и выставляли в одну из парадных комнат (Деян. 9:37: «… Ее (Тавифу) омыли и положили в горнице»). Римляне выставляли покойников у входа, в приемной, при этом вокруг ставилось много светильников (стоит отметить, что это также римский обычай). Светильники уже в христианском толковании символизировали славу и светлость рая. Тело Константина Великого было положено в золотой ковчег и поставлено в особой комнате императорского дворца. Сам обряд положения во гроб появился не ранее IV века. До этого вместо гроба употреблялись постели или носилки, на которые полагали тело умершего и которые не имели крышки. С IV же века появились гробы наподобие ковчега. С этого времени гроб окружали свечами и лампадами, как у римлян.

Римляне обычно украшали голову умершего венком из цветов. Христиане до IV века не принимали этот обычай, поскольку у римлян он обозначал обоготворение умерших. Против этого, как против языческого обряда, выступали Октавий и Минуций Феликс. Последний в свою очередь называет подобное украшение безумием23. Такая точка зрения среди отцов церкви была господствующей до окончания гонений. Позднее опасность идолопоклонства для слабых из христиан миновала, и христиане стали использовать этот обычай в своих погребальных обрядах, при этом поменяв смысл действия. Этот венок символизировал венец христианина борца, с честью окончившего борьбу и со славою оставившего поле христианского подвига24. А кроме того, символизировал победу и награду, ожидающую усопших на небесах.

Вскоре появляются венцы с изображением Христа. Возможно, это было сделано с той целью, чтобы каким-то образом противопоставить их венцам язычников и также заявить о своей вере.

С умерших снимали кольца, кресты и прочие украшения. Григорий Нисский говорит о том, что крест Макрины взяла ее подруга Вастиана, а кольцо ее он оставил себе. По свидетельству Плиния, у римлян также снимали кольца и другие украшения. Это, скорее всего, вызвано желанием со стороны друзей и родственников оставить некоторые знаки воспоминания об умершем.

г) Траурные одеяния

Траурные одеяния родственников и друзей для выражения скорби об умершем были черного цвета. Траур носили обычно несколько дней (а иногда даже и лет). В этом иудеи и язычники были едины, а с I века можно говорить о христианском заимствовании этого обряда у язычников.

Траур являлся выражением скорби о временной разлуке с умершим. После гонений отцы Церкви больше не запрещали ношение траура, единственное, от чего они предостерегали христиан, так это от неумеренной скорби по умершим, поэтому не разрешалось долго носить траурных одежд. «Иероним хвалил одного христианина Юлиана за то, что он, по смерти двух дочерей, носил печальные одежды не более сорока дней, а свою жену умершую провожал до могилы не как усопшую, но как отправляющуюся в путь».

д) Плач

Евангелие от Марка повествует нам о том, как Христос пришел в дом начальника синагоги Иаира, и, придя туда, «видит смятение и плачущих и вопиющих громко. И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит» (Мк. 5:38–39). Деян. 8:2: «Стефана же погребли мужи благоговейные и сделали великий плач по нем», да и Сам Спаситель прослезился у места погребения Своего друга Лазаря (Ин. 11:35).

Можно утверждать, что христиане провожали своих братьев с плачем, однако излишняя скорбь считалась непристойной. Непристойными еще более считались наемные плакальщицы. У иудеев также были плакуши, и они начинали свой плач в доме умершего и тут же по кончине» (ср. Лк. 8:52). Отцы Церкви протестовали против этого обычая. Кроме того, это был изначально языческий обряд, а христиане, как было уже сказано, со строгостью относились к подобным обрядам, а в самые первые века христианства наемный плач кроме того мог бы вызвать насмешку со стороны язычников. Но об этом нет свидетельств, никто из пастырей не обличал за подобные деяния, следовательно, можно с достоверностью утверждать, что первые христиане не пользовались услугами наемных плакальщиц, считая их недопустимыми для христиан.

Здесь заканчиваются так называемые подготовительные обряды погребения, которые включают в себя омовение, умащение тела благовониями (или, реже, бальзамирование, в особенности у египетских христиан), затем тело обвивалось тонким полотном или шелковою материей (или же, в некоторых случаях, облекалось в драгоценную одежду) и оставлялось открытым в ожидании выноса в храм или непосредственно на кладбище.

  1. На пути к храму или к месту упокоения

а) Пение псалмов и погребальная процессия

Плач у христиан обычно заменялся псалмопением, которое начиналось во время омовения усопшего и продолжалось в течение всего погребения.  Псалмопением открывались обычно религиозно-богослужебные обряды погребения. О древности этого обряда мы не находим определенных свидетельств. Первые христиане имели обыкновение собираться при гробах мучеников и совершать здесь молитвы, в память их, с пением (возможно, псалмов). Псалтирь была любимой книгой первых христиан, и она употреблялась при каждом богослужебном действии.

Если у римлян приглашались наемные плакальщицы во главе с начальницей-запевалой (praefica), а у иудеев вместе с плакальщицами погребальную процессию сопровождали музыканты (Мф. 9:23; Лк. 8:52), то у христиан стало употребляться пение псалмов над усопшим, которое приносило утешение плачущим и скорбящим.

Молящиеся и участвующие в песнопениях в первую ночь проводили при гробе умершего, который находился в дому или церкви.

У римлян существовал обычай в течение семи дней вскрикивать над умершим и обдавать его теплою водой. Это совершалось для уверения в действительной смерти человека. Вполне возможно, именно этими же причинами руководствовались и первые христиане, проводя за чтением псалмов перед телом покойника всю ночь.

Неизвестно, сколько дней тело оставалось дома или в храме, то есть непогребенным. По этому поводу мы не находим каких бы то ни было общих правил. С III—IV вв. тело обыкновенно переносилось в храм, где над ним совершался чин отпевания. С IV века перенесение в храм стало практически обязательным требованием для христианского погребения.

В первые века тела усопших относились на кладбища, где и совершалась молитва об усопшем. Во время гонений христиане не могли себе позволить каких-либо открытых церемоний при погребении умерших собратьев, и в особенности мучеников. Мученика зачастую погребали скрытно и скоро, без всякой пышности. Хотя существовали и редкие исключения.

Во время гонений христиане собирались для богослужения и совершения литургии на гробах усопших и мучеников. После гонений тела обычно переносились в храм, где совершался обряд отпевания и чин погребения при возжженных свечах и громком пении псалмов.  Христианская погребальная процессия, по свидетельствам древних авторов, была так же торжественна, как брачное пиршество: и в том, и в другом случае в большом количестве употреблялись свечи.

С IV века похоронная процессия сопровождалась массой народа, особенно при погребении лиц выдающихся. Во время шествия пели церковные гимны, особенно «аллилуия», а также псалмы. Ни одна погребальная процессия не могла состояться без участия духовенства. В «Апостольских постановлениях» священнику предписывается сопровождать умершего при пении псалмов. В руках сопровождавшие гроб имели зажженные восковые свечи. При Иоанне Златоусте в Константинополе их заменяли особые погребальные лампады. Впереди процессии, вероятнее всего, несли крест. Тело усопшего обычно старались нести на руках или плечах родственники и друзья.  С V века псалмопение было заменено пением Трисвятого. «Император Феодосий распространил употребление трисвятой песни на все части богослужения, и в его время песнь эта сделалась необходимою принадлежностью всех священных действий».

б) Копиаты

Для выноса тела из дома до могилы у римлян-язычников существовал особый класс лиц. Христиане в первые века никогда не пользовались наемными услугами в подобных случаях; по примеру Товии, они считали долгом сами (преимущественно — родственники и близкие) нести до могилы останки умершего. Но уже до IV века, в особенности в больших городах и церквах, где было много бедных, был учрежден особый класс людей для выноса умерших христиан. Они назывались «гробокопатели» или «копиаты» (с греч. — труженики), а также «fossores» (гробокопатели), «lecticarii» (lectica — носилки), «Decani et Collegati» (они составляли некое общество, отличное от клира).

В Африке службу копиатов одно время несли кающиеся. Звание fossor было настолько значительно, что обозначалось обыкновенно на могильном монументе лица, его носившего; плит с именами («fossor такой-то») при раскопках найдено множество. На фресках фоссоры обыкновенно изображаются со своими орудиями — большими заостренными с одного конца молотами.

Во времена гонений место для погребения умершего христианина назначала церковь; с VI в. оно избиралось родственниками умершего, которые заключали на этот предмет денежное условие с представителем цеха копиатов. Известен, кроме того, обычай останавливаться с погребальной процессией перед храмами, которые встречались на пути, а также на некоторых других местах для молитвы об усопших.

  1. Чин погребения (священнодействия Церкви)

Когда тело приносилось в храм, оно поставлялось среди церкви либо у двери храма, как поступили с гробом Макрины, сестры Григория Нисского. Лицо усопшего оставалось в храме открытым. Затем совершался сам чин погребения, или отпевание, во время которого употреблялось каждение, или курение фимиама. После погребального молитвословия умершему воздавалось последнее целование как выражение мира и любви. Умершего обычно целовали в уста или в руки, иногда также целовали и гроб умершего. Далее могла произносится речь в похвалу умершего, обычай которой христиане позаимствовали у прочих народов. У греков и римлян дети обыкновенно говорили речи на смерть своих родителей. Если же детей не было или они были малы и неспособны к этому, то этот долг исполняли родственники или друзья покойного.

  1. Акт погребения

Наконец, наступало время погребения. Римляне перед тем, как сжечь тело, кропили тело вином и сжигали его на костре. Пепел они смешивали со слезами и духами и помещали в специально отведенную для него урну. Христиане считали этот обряд беззаконным, сохраняя в памяти слова первой книги Библии: «возвратишься в землю, из которой ты взят» (Быт. 3:19).

Иудеи обычно хоронили своих мертвецов при закате солнца, христиане — всегда днем (речь, конечно, идет о периоде после гонений), поскольку погребать ночью они считали большим грехом. В секретном погребении они видели фактическое отрицание того общения между ними как братьями и детьми одного Отца, которое, по учению христианскому, не прекращается со смертью кого-либо из их среды. К дневному погребению располагало христиан и то обстоятельство, что чин отпевания соединялся часто с Литургией. Кроме того, тела в могилах всегда полагали на спине, с лицом, обращенным к востоку.

Иногда из почтения к памяти умершего вместе с телом зарывали различные вещи. Это были знаки достоинства, принадлежавшие при жизни усопшему, орудия их мученической смерти, склянки или губки, напоенные их кровью, акты их мученичества, надгробные надписи или их имена, медали, лавровые листы, а иногда даже кресты и Евангелие. Великой честью почиталось быть похороненным близ мучеников.

Римляне не имели у себя определенных общих мест для погребения, но хоронили умерших на разных пунктах и особенно часто при дорогах. Христиане следовали также этому обычаю, и хоронили в тех местах, где могли приобрести землю. Как известно, ап. Петр был погребен на Триумфальной дороге близ Тибра, а ап. Павел — при Остийской дороге.

Во время гонений христиане обычно искали уединенные места: расселины или пещеры, подземные галереи и своды, где можно было отправлять богослужение. После гонений стали появляться христианские открытые кладбища за стенами городов, поскольку действовал закон императора Феодосия, запрещающий хоронить где-либо в городах.

Вскоре стали появляться погребения при церквах. В IV веке честь быть погребенным в храме принадлежала христианским государям, епископам, клиру и мирянам примерной христианской жизни. А с VI века все христиане могли погребать своих усопших в городах, при храмах, но не в самих церквах. Это напоминало живым, приходящим на богослужение в храм, о молитве за усопших, а кроме того, говорило о желании поручить умерших ближайшему покрову тех святых, возле храма которых их хоронили. Поэтому кладбища обычно находились возле (вокруг) храмов.

  1. Обряды, совершаемые после акта погребения

Погребению предшествовали домашние и церковные моления об умершем, а на третий день после смерти служилась заупокойная Литургия. «Апостольские постановления» говорят о служении поминальной Литургии также в 9-й и 40-йдень по смерти. Тертуллиан говорит о совершении ее еще в годовой день кончины. Древнейшие западные литургиарии содержат в себе чин особой погребальной Литургии. Уже в древних литургиях сохранились упоминания о молитвах и жертвах за усопших.

Обычно домашние погребенного христианина в течение семи дней не выходили из дома, за исключением разве что богослужений. Этот обряд был заимствован у иудеев, которые оставались дома после погребения кого-либо из семьи с босыми ногами до семи дней и не готовили себе пищи. Родственники и знакомые, приходя к ним с утешениями, приносили им и пищу, преимущественно яйца. Яйца у евреев имели похоронное, траурное значение, у христиан же яйца являются символом смерти и воскресения.

Поощрялись милостыни и приношения за усопших. Святитель Афанасий в своем слове на усопших пишет: «кто творит приношения, тот имеет ту же цель, какую имеет и отец, у которого сын молод и бессилен. Если сыну случается страдать болезнью, то отец его с верою приносит в Божий храм свечи, ладан и елей для сожжения об искуплении сына от болезни. Сын не сам приносит сие. Так должно думать и об умершем в Боге, и должно приносить свечи, елей и все то, что служит к его искуплению, и благодать Божия не отступит от намерения веры».

Известно, что при ежегодных поминовениях усопших устраивались обеды, на которых угощались служители церкви и бедные. Отцы Церкви осуждали излишества на поминках и говорили словами блаженного Августина, что пирующие таким образом погребают сами себя над погребенными.

Просмотры (96)

Комментирование запрещено